Традиции и новаторство в культуре.

Важнейшим интегральным механизмом культуры, который обеспечивает ее сохранение является традиция – это механизм воспроизводства и передачи другим поколениям определенных культурных норм, ценностей, способовповедения, которые люди принимают в силу их прошлой полезности. Понятие традиции включает в себя такие проявления культуры, как культурное ядро, эндогенность, самобытность, специфика, культурное наследие и культурная динамика.

Культурное ядро – это система важнейших принципов, которые выражаются на протяжении веков и гарантируют ее стабильность.

Эндогенность означает, что сущность культуры, ее системное единство связаны исторической средой и внутренними признаками.

Самобытность – это своеобразие, уникальность.

Специфика – это наличие свойств, присущих культуре, как особому явлению общественной жизни.

Культурное наследие – это совокупность ценностей, созданных предшествующим поколением и включенных в социо- культурный процесс конкретного общества. Все это ставит традицию в один из движущих принципов истории. В целом культура развивается как диалог. История сохраняет уникальные феномены культуры, дает им новую жизнь, открывает новый смысл, но иногда то, что досталось нам в наследство, вступает в противоречие с новыми условиями жизни, и, тогда происходит адаптация культурных ценностей – это называется новаторством.

Новаторство – это форма развития культуры, ее адаптация к новым моделям бытия, т.к. культура не способна развиваться по одному и тому же сценарию. Она постоянно изменяется, формирует свой творческий потенциал, который является носителем нового.

5. Цивилизация: понятие и типы. Современная цивилизация.

Цивилизация – это организация общественной жизни и культуры в целях воспроизводства общественного богатства, подчиненная жесткому биологическому ритму:

1) рождение и детство (становление цивилизации);

2) молодость и зрелость (ее расцвет);

3) старость и «закат» (угасание цивилизации).

В цивилизации принято выделять четыре подсистемы:

1) биосоциальную (воспроизводство населения, здоровье, одежда и т.д.);

2) экономическую;

3) политическую;

4) культурную.

В современной истории и философии существуют два подхода к изучению и объяснению исторического процесса: формационный и цивилизационный.

Для формационного подхода характерны:

1) убеждение в существовании объективных законов развития общества, которые можно открыть и на их основе преобразовать общественную жизнь;

2) экономика является базисом формации, материальному производству принадлежат решающая роль в развитии общества;

3) общество развивается прогрессивно, критерием прогресса является уровень развития производительных сил, совершенствование производственных отношений;

4) неизбежность смены одной общественно – экономической формации на другую.

Сторонники цивилизационного подхода исходят из того, что:

1) человек является единственным творцом истории;

2) ценностные установки и мировоззрение играют в развитии общества не меньшую, а иногда и большую роль, чем материальные факторы;

3) каждая цивилизация самобытна и вносит свой вклад в исторический процесс.

Цивилизационный подход предполагает широкое использование сравнения истории цивилизации, что дает возможность определить ценность изучаемого общества, его место в мировой истории и культуре.

Выделяются четыре группы факторов, обусловивших своеобразие российской цивилизации:

1) природно – климатические;

2) геополитические;

3) конфессиональный;

4) фактор социальной организации.

Таким образом, в процессе исторического развития России менялись формы, а не суть, которая вновь воссоздалась, обеспечивая жизнеспособность российского общества.

Контрольные вопросы:

1. Какова эволюция содержания понятия культуры в истории философии?

2. В чем специфика философского анализа культуры?

3. Каковы наиболее известные определения культуры?

4. В чем смысл деятельностного подхода к определению культуры?

5. Каковы основные закономерности культуры?

6. В чем заключаются основные функции культуры?

7. Какие существуют подходы к изучению цивилизации?

8. Какова специфика цивилизации Востока и Запада?

9. В чем состоят особенности российской цивилизации?

Темы докладов и рефератов:

1. Философия культуры.

2. Нравственная культура и ее роль в современном обществе.

3. Материальная и духовная культура.

4. Традиции и современность.

5. Закономерности развития культуры.

6. Элитарная и массовая культура.

7. Традиционная и современная цивилизация.

8. Основные черты техногенной цивилизации.

Литература:

1. Кириллов В.И. Основные проблемы философии. Часть 2. М.: Юристъ, 1997.

2. Маркарян Э.С. Теория культуры и современная наука. М., 1983.

3. Россия и Запад: взаимодействие культур. (Материалы круглого стола).// Вопросы философии №6, 1992.

4. Швейцер А.А. Культура и этика. М., 1973.

Тема: Основные направления современной западной философии

XX век - время суровых испытаний и крутых перемен во всех сферах общественной жизни, что не могло не найти своего отражения в духовной атмосфере, во всех срезах духовной культуры общества, а значит, и в философии. В нашем столетии переход от классической науки ХVШ-ХIХ века к современной, неклассической совпал по времени с аналогичным сдвигом от философской классики ХIХ века к неклассической философии XX века Иными словами, своеобразная "переоценка ценностей", начавшаяся на рубеже столетий, охватила практически все этажи здания духовной культуры, в том числе и философию. Действительно, в центр фи­лософского процесса выдвинулись вместе с такими течениями, как неопозитивизм, экзи­стенциализм и др., новые проблемы. Но рядом с ними сохранили свои позиции и некоторые традиционные школы, продолжившие отдельные направления философии прошлого, хотя и здесь многое подвергалось модернизации, обновлению под влиянием требований времени, оп­ределяемых как новыми социальными условиями, так и решительными переменами в научном сознании. Таким образом, на всем протяжении завершающего столетия сталкиваются идейные течения, крайними полюсами которых являются "радикальный нигилизм" с его отрицанием классического наследия и консервативный традиционализм, хотя в действительности, на деле нет ни полного отбрасывания классики в первом случае, ни некритического следования тради­циям - во втором. Обратимся по необходимости к краткой характеристике некоторых основных направлений и школ зарубежной философии XX века1.

Важным специфическим моментом в ряде философских концепций в новых условиях стал поворот от рациональных установок, от присущего практически всей философии нового времени культа разума к иррационализму, к нерациональным элементам человеческой психи­ки - к воле и инстинктам, интуиции, эмоциям, подсознанию и т.д. Этот поворот наметился еще в ХГХ веке в философских воззрениях Шопенгауэра и Ф.Ницше, выступивших с позиций крайнего волюнтаризма, во взглядах С.Кьеркегора, положившего первые камни в основание экзистенциальной философии. В "философии жизни", основы которой заложил еще Ф.Ницше и которая получает дальнейшее развитие во взглядах В.Дилтея, А.Бергсона, О.Шпенглера, центральным является понятие "жизни" как особой целостной реальности, не тождественной ни материи, ни духу, ни сознанию. Поэтому постичь "жизнь" рациональными средствами не-возможно, она доступна лишь интуиции. Под "жизнью", "живым" понималось при этом не только единично-неповторимое развертывание конкретной жизни, ной некая космическая си­ла, определяемая А.Бергсоном как "жизненный порыв", сущность которого состоит в непрерыв­ном самовоспроизведении себя и творчестве новых форм, благодаря чему эволюция мира, при­роды приобретает характер "творческой эволюции".

Иррационализм нашел свое проявление и в философских воззрениях З.Фрейда, полу­чивших название психоанализа. Важным достижением психоанализа явилось открытие и спе­циальное изучение бессознательного, роль и место которого в психике человека весьма значительны. Культ сознания - вот что, по мнению З.Фрейда мешало увидеть и верно оценить роль бессознательного. Фрейд сломал эту традицию. Однако, обнаружив и во многом верно раскрыв роль и значение бессознательного, он одновременно преувеличил эту его роль, в силу чего бессознательное нередко превращалось у З.Фрейда и его учеников в определяющее начало психики в ущерб сознанию, рациональному. Иррационализм в современном мире нередко принимает и облик как крайних иррационалистических, так и откровенно мистических идей и концепций. Волна мистики достигла сегодня и нашей страны, проникает на книжный рынок и, что особенно тревожно, завоевывает все новые позиции на радио и телевидении в форме пропаганды астрологии, магии и т.п. Опасно то, что пока практически не видны усилия, на­правленные на то, чтобы противостоять этой волне.

Особое место в зарубежной философии в нашем столетии занимают учения и школы, осуществившие своеобразный антропологический поворот, сделавшие центральным пунктом и основным предметом своего философствования проблему человека. Причем отличительная черта этих школ, по крайней мере, некоторых из них, состоит в отходе от крайне абстрактного рассмотрения человека вообще и обращении к исследованию конкретных индивидов с их мыслями, переживаниями, с их страстями и настроениями.

Необходимость поворота к человеку имеет свои реальные основания в той цепи жестоких испытаний, которые выпали на долю человечества в XX веке. Мировые войны, унесшие мно­гие миллионы жизней, неисчислимые жертвы тоталитарных режимов и многие другие потрясения углубили отчуждение человека Он все больше превращается в игрушку обстоятельств, в бесправный винтик тоталитарных режимов и экономических монстров в виде военно-промышленных комплексов и транснациональных корпораций. Заслугой философской антро­пологии, собственно экзистенциализма, персонализма, а также современной франкфуртской школы является выдвижение на первый план проблемы человека, акцентирование внимания на этой проблеме, стремление отыскать пути выхода из бесчеловечных условий его бытия. Осо­бое место среди названных выше школ занимает экзистенциализм. Экзистенциализм - это фи­лософия существования, причем под существованием понимается внутреннее бытие человека, его чувства и переживания, его страсти и настроения и т.д. Идеи экзистенциализма восходят к воззрениям датского философа С.Кьеркегора и "философии жизни". Само же их зарождение произошло в России после поражения революции 19O5-19O7 гг. в работах Н.А.Бердяева (1874-1948), примкнувшего в дальнейшем к религиозному экзистенциализму, а также в трудах философа и публициста ЛШестова.

После первой мировой войны экзистенциализм получил развитие в Германии. Здесь его главными представителями были К Ясперс и М.Хайдеггер. В период после второй мировой войны во Франции идеи экзистенциализма нашли отражение в художественных произведениях и философских трудах А.Камю и Ж.П.Сартра. Внутри экзистенциализма существует два ос­новных направления - атеистическое и религиозное. Характерно, что представители атеисти­ческого направления дают более чем умеренную критику религии. Так, А.Камю в своем произ­ведении "Миф о Сизифе. Эссе Абсурда" пишет, что мир вообще и религия, в частности, равно абсурдны. Центральной проблемой экзистенциализм считает вопрос о сущности человека. Существование предшествует сущности, и человек обретает свою сущность сам, сам проекти­рует и реализует себя. И в этом смысле он свободен. Больше того, как утверждал Ж.П.Сартр, человек "обречен бьпъ свободным", поскольку никто за него не может осуществлять выбор линии поведения, выбор своего "Я". Отсюда вытекает ответственность человека и за свои по­ступки, и даже за то, что его превращение в подлинного человека не состоялось.

Таким образом, экзистенциализм провозглашает активность человека, его свободу. И это положительно, хотя здесь же всплывают и слабости, состоящие в том, в частности, что человеку свойственно в мире бытие, а сам этот мир - мир абсурда, недоступный рациональному анализу, в силу чего и выбор им своего "Я" не может быть сознательным, базирующимся на разумных основаниях. Это придает оттенок трагичности и ситуации выбора, и самой свободе. К тому же существованию, "Я" всегда противостоит безличная сила, масса, стремящаяся затруднить этот выбор, стереть индивидуально особенное в человеке, сделать его таким же, как все в обезли­ченной массе. Истинное существование поэтому - это одинокое существование. Но, стремясь оградить человека от нивелирующего воздействия массы, экзистенциалисты не видят, что тем самым они одновременно лишают личность почвы для развития, которое одинокое "Я" без об­щения с себе подобными, с массой реализовать не может.

Особое место в экзистенциализме занимает проблема поиска смысла жизни, дос­тижения ее сущности, которая раскрывается лишь через столкновение со смерью, в ситуациях, которые КЛсперс назвал пограничными, причем само существование характеризуется в экзи­стенциализме как трагичное прежде всего потому, что оно конечно. Внимание к человеку в условиях пограничньк ситуаций вовсе не заслуживает только негативной оценки уже потому, что подобные ситуации в жизни совсем не редкость, а главное - смысл внимания к ним не только в том, что, как высказался один из основоположников экзистенциализма, философство­вать - значит учиться умирать, но и в другом: в том, чтобы привлечь внимание человека к выс­шей ценности, которая ему дана, к самой жизни. К тому же в условиях обострения глобальных проблем само человечество приближается к своего рода пограничной ситуации, осмысление которой во весь рост встало ныне в повестку дня.

Таким образом, сдвиг акцента в философии с бытия вообще, бытия обезличенного на бытие человека, осуществленный экзистенциализмом, явился предпосылкой и условием про­яснения ряда новых моментов в характеристике этого микрокосмоса, а главное - привлек вни­мание к человеку как центру философских размышлений, хотя целый ряд аспектов этих раз­мышлений в пределах экзистенциализма далеко не бесспорен. Среди главных направлений со­временной философии немаловажное место занимает неотомизм, чьи истоки восходят к воз­зрениям средневекового монаха Фомы Аквинского, философия которого в 1879 году была провозглашена официальной философской доктриной Ватикана и католицизма. Десятилетие спустя в Лувене был создан Высший институт философии, и доныне являющийся междуна­родным центром неотомизма, широкого распространенного в странах с преобладанием, либо большим числом католиков.

Представители неотомизма - Жан Маритен, Эгьен Жильсон, Ван Стеенберген и др. -усматривают главную цель в философском обосновании христианского вероучения. Иначе го­воря, во главу угла честно и открыто возводится принцип: "Философия - служанка богословия".

В качестве высшей реальности в неотомизме рассматривается "чистое бытие" как ду­ховное, божественное первоначало. Изыскания неотомистов приводят к признанию Бога пер­вопричиной бытия и первооснователем всех без исключения философских категорий. Далее, согласно томизму и неотомизму, мир предстает как иерархическая, разделенная на ступени сис­тема. Низшую, самую несовершенную ступень занимает природа, материя, высшую - сверхче­ловеческий дух, абсолютное сознание, сверхсознание, которым сотворяется все существующее. Тяготея к объективному идеализму, неотомизм характеризует материю как нечто чисто пассив­ное, лишенное всякой определенности без "богодухновенных" нематериальных форм. При этом высшей формой признается внешний по отношению к материи Бог. Наука, по мнению неотомистов, должна заниматься лишь изучением низшей ступени мира, дабы логически по­дойти к естественно-научному подтверждению существования, бытия Бога. При этом верхняя граница, дозволенная в познании науки, определяется достаточно четко: науке "разрешено" лишь частичное познание, вскрытие лишь вторичных причин и внешней связи событий, да и то осуществляемое при непрерывной работе "внутреннего цензора", интеллект человеческий с ин­теллектом божественным. Такова современная версия томистского принципа гармонии веры и разума, религии и науки. Неотомизм резко выступает против атеизма, который, по мнению то­мистов, ведет лишь к замене бога идолами. Человек, при этом, мол, теряет свою целостность, выходит из-под своего ангела-хранителя и подпадает под влияние "нечистого", подсовывающе­го ему "сатанинские" соблазны. Неотомизм в связи с этим выполняет функцию отвлечения че­ловека от мирских целей и ценностей и предлагает ему в качестве альтернативы цели духов­ные, способные противостоять мирским соблазнам наподобие "порождения семидесятых" -хард-рока, хэви-мэтал рока и т.п. Наряду с этим необходимо отметить, что и в современной ре­лигиозной философии проблема человека занимает все более заметное место. Это проявляется и в религиозных вариантах экзистенциализма, и в антропологической концепции Тейяра де Шардена Нельзя не видеть усиления внимания религиозной философии к человеческой про­блематике и в ее активном обращении к вопросам морали, к нравственным устоям обществен­ной жизни и общечеловеческим нравственным ценностям. Это является одной из причин дос­таточно широкого влияния религиозного мировоззрения.

Нельзя обойти вниманием еще один узел проблем, являющихся предметом ожив­ленных дискуссий в зарубежной философии. Он связан с различиями в оценке такого важней­шего явления современности, как наука. Одна из позиций и в данном споре сводится к культу науки и техники, к возрождению былого культа разума Концепции подобного рода получили название сциентистских или технитских, суть которых сводится к тому, что прогресс науки и техники будто бы автоматически приведет к разрешению всех трудных проблем и острых про­тиворечий общественной жизни. На эту бравурно-оптимистическую ноту сциентизма были на­строены в свое время концепции индустриального и постиндустриального общества. Однако 7О-8О-е годы обнаружили, что следствия ускоряющегося развития науки и техники далеко не так безоблачны, как это представлялось ранее. Обострение глобальных проблем, особенно эко­логической, с особой силой высветило углубляющиеся противоречия общества и природы, тех­носферы и биосферы. Тем не менее оптимизм сторонников сциентизма, хотя и основательно потускнел, но далеко не иссяк. В наши дни он находит свое проявление в представляющих и теоретический и практический интерес моделях информационного общества, способных якобы решить те самые больные проблемы, с которыми ни науке, ни технике так и не удалось спра­виться полтора-два десятка лет назад.

А между тем влияние прогресса науки и техники на общественную жизнь действительно противоречиво. И неудивительно в этих условиях, что обнаружение несостоятельности иллю­зий сциентизма и техницизма неизбежно вызывает усиление антисциентистских и антитехни­цистских настроений. Это нашло свое проявление в художественной, преимущественно науч­но-фантастической литературе, а наряду с этим и в рождении утопических проектов, начиная с предложений о наложении на длительный срок моратория на научные открытия и технические новшества и кончая ретроградными призывами вернуться к ремеслу, мануфактуре и принци­пам организации земледелия эпохи конного плуга и сохи. Сегодня ясно, что ни безбрежный оп­тимизм, ни безысходный пессимизм в оценке влияния научно-технического прогресса на ход истории не могут быть приняты. Установление оптимальных места и роли НТП в жизни об­щества сегодня и в обозримой перспективе остается в наши дни одной из центральных задач философии, поскольку от характера решения этой задачи во многом зависит: быть или не быть земной цивилизации. Мы подошли к одному из основных направлений философии нашего сто­летия - к позитивизму, хотя истоки его уходят в сравнительно далекое прошлое.

Появление первой связано с именами французского философа О.Конта и англичан Д.С.Милля и Г.Спенсера Вторая историческая разновидность позитивизма связана с работами австрийского физика и философа Э.Маха и швейцарского философа и психолога Р.Авенариуса и представлена махизмом или эмпириокритицизмом. Наконец, третья волна позитивизма - нео­позитивизм и постпозитивизм, истоки которого относятся к началу XX века, а эволюция про­должается вплоть до настоящего времени. Основы неопозитивизма были заложены в трудах Б.Рассела и в Венском кружке в начале 2О-х годов. В него входили М.Шлик, Р.Карнап, С Нейрат и другие. При всем различии в понимании целей и задач позитивистской философии на разных этапах ее развития она с первых шагов и вплоть до современного периода отличалась и определенными общими чертами. Во-первых, позитивизм всегда претендовал на роль фило­софии науки. Другой общей чертой позитивизма было и остается отрицание самостоятельного значения традиционной философии со всей ее проблематикой, объявление всего ее содержа­ния метафизикой, а основных положений - псевдопроблемами. Больше того, неопозитивизм начал свой путь с призыва: "Философию за борт!" Что же касается собственного понимания философии позитивизмом, то оно началось с незамысловатого признания: наука сама себе фи­лософия и поэтому следует ограничиться частнонаучным знанием.

Наука трактовалась на всех этапах позитивизмом таким образом, что она имеет дело только с явлениями, опытом, ощущениями и не может претендовать на выход за их пределы, в непознаваемую сущность вещей. В то же время в отличие от махизма, который свел филосо­фию к теории познания, неопозитивизм устами одного из своих основателей Л.Витгенпггейна обвинил махистов в увеличении запретной метафизикой и провозгласил, что главная задача философии не выработка теории и даже не решение мировоззренческих и методологических проблем, а деятельность, состоящая в логическом анализе языка науки и его очищении от вся­кой метафизики. Неопозитивизм в своем развитии прошел ряд этапов. Первоначально он вы­ступил в виде логического позитивизма.

Рассмотрим исходные положения логического позитивизма. Первое положение: науч­ное знание, как утверждали логические позитивисты, включает два вида высказываний. Первый - аналитические или логико-математические, которые тавтологичны и не несут нового по­знавательного содержания. Это предложения типа: "сумма углов треугольника равна 2d", "все металлы электропроводны". Второй тип высказываний - эмпирические, синтетические, кото­рые несут новые знания и фиксируют данные опыта. Например, "этот ключ железный"; "стрел­ка прибора сдвинулась на 3 деления". Все остальные высказывания логическими позитивистами трактуются как либо бессмысленные, либо лишенные смысла. К числу последних неопозити­визм относит высказывания о чем-то, находящемся за пределами опыта. Эти предложения ме­тафизичны, поскольку они не опираются опыт и не могут быть сведены к данным опыта. На этом основании и отвергается неопозитивизмом традиционная философия.

Второй принцип логического позитивизма - принцип редукционизма, т.е. возможности сведения теоретических положений науки к элементарным эмпирическим высказываниям. Третье исходное положение: наше знание относится не к объективному миру, а к "наблюдени­ям", "опыту" либо к высказываниям о них. По сути дела неопозитивисты продолжают линию Юма. Это еще одна причина, по которой неопозитивизм отвергает традиционную философию, т.к. она выходит за пределы опыта, т.е. признает, если говорить о материализме, реальное суще­ствование объективного мира Неопозитивизм же урезает мир до схемы - субъект и его опыт.

Итак, наука сводится к эмпирическим высказываниям и логическим выводам из этих высказываний по правилам логики. Но перед логическими позитивистами встал вопрос о спо­собах проверки истинности эмпирических высказываний. Так возникла проблема верифика­ции (проверки) эмпирических высказываний. Принцип верификации эмпирических высказы­ваний сводится к сравнению этих высказываний с опытными данными.

Одновременно представители общей семантики занялись "социотерапией". Представи­тели общей семантики Чейз и Кожибский утверждали, что все беды и потрясения в обществе проистекают из неправильной трактовки языковых явлений. Они заявляли, что общественная жизнь есть по преимуществу языковая конструкция, т.е. определяется тем, что о ней говорят люди. При этом имеющими значение они объявили только те слова, которые имеют соответ­ствующий референт, т.е. единичный чувственный факт, обозначаемый ими. В итоге произошла

своеобразная подмена объективной реальности с ее конфликтами и проблемами языковой кон­струкции, а реальных причин социальных конфликтов и проблем - чисто филологическими.

Попытки создать идеальный язык науки и обосновать конвенционализм в качестве базы логического построения науки закончились неудачей. Поиск идеального языка оказался безрезультатным, а конвенционализм натолкнулся на серьезное сопротивление представителей науки. В итоге неопозитивизм вступил в следующий этап своего развития. Этот этап представ­лен лингвистической философией. Если на предыдущем этапе шел безуспешный поиск искус­ственного идеального языка науки, то лингвистическая философия сосредоточила свое внима­ние на естественном языке в его использовании наукой. Задача философии сузилась до языко­вой терапии, очищения языка от "метафизических предложений", т.е. от высказываний о явле­ниях, лежащих за пределами опыта, а также алогичных, а философские проблемы все чаще ста­ли подменяться филологическими. Лингвистическая философия, с одной стороны, отрывает язык от действительности, а с другой - непомерно преувеличивает его роль, превращая язык чуть ли не единственную реальность, объективный мир зачастую оказывается подмененным тем, что и как о нем говорят, а мышление отождествляется с языком.

Вместе с тем философия языка, в которую вылился неопозитивизм, представляет со­бой своеобразный синтез логического, лингвистического и математического подходов. На этой основе исследуется соотношение значения и смысла языковых форм, предложений, на основе сопоставления форм языка и форм логики реализуется как комплексный логико-лингвистический анализ, что в целом может давать и дает положительные результаты. Послед­ний этап в развитии позитивизма, начало которому было положено сравнительно недавно, в бО-х годах, представлен постпозитивизмом. Его появление на свет было связано с кризисными явлениями в лингвистической философии. Представители постпозитивизма в отличие от сво­их предшественников сосредоточили свое внимание не на языке ии логике науки, а на более общих проблемах ее развития - на анализе структуры научных теорий и их функциях, на про­цедурах проверки подтверждения и опровержения теорий, законов и гипотез, на вопросах ис­тории науки и закономерностях ее развития. Наиболее видные представители постпозитивизма - Т.С.Кун, И.Лакатос, П.Фейерабенд - в своих работах высказали целый ряд оригинальных по­ложений относительно закономерностей развития науки, хотя далеко не все из них бесспорны.

Было бы ошибкой не видеть серьезных заслуг представителей неопозитивизма. Эти за­слуги состоят в углубленной разработке широкого круга проблем логики, в особенности логики математической. Не меньшее значение имеет закладка фундамента механизмов формализации мышления, разработка науки о знаковых системах - семиотики. Все это имеет особенно боль­шое значение для развития процессов компьютеризации и информатики. Важна и проработка проблем, связанных с языком науки, с соотношением мышления и языка. Наконец, определен­ное значение для развития философии, если отбросить крайности, имела критика позитивиз­мом традиционной философии за ее отрыв от действительности, за туманный, неясный язык.

Проблемы языка привлекли в современной философии внимание не только неопозити­визма, но и таких течений философской мысли, как структурализм и герменевтика. При этом внимание этих течений обращено прежде всего на язьжовые проблемы в гуманитарной сфере, в области духовной культуры, т.е. в тех областях, которыми неопозитивизм практически не зани­мался. Наряду с этим в отличие от позитивизма оба названных течения ориентированы не на анализ исходных единиц языка, доступных описанию и исчислению, а на целостные образова­ния язьжа или его большие фрагменты, тексты и документы.

Структурализм - наиболее крупные его представители Леви-Стросс, Ф.деСоссюр и др. - выдвигает в качестве задачи научного анализа выявление и изучение структуры объектов. Эта деятельность включает ряд процедур: а) описание объекта таким, каков он есть;б) выявле­ние инвариантных, устойчивых связей объекта; в) построение абстрактной модели объекта; г) построение динамической модели, включая генезис и прогноз будущего объекта.

Структурализм преимущественно исследовал процессы деятельности, опосредствуе­мые общением их участников с помощью знакомых систем. Это естественные языки, перво­бытные социальные и культурные структуры и т.д. Применение структуралистских методов в исследовании названных выше явлений дало свои результаты. Так, в лингвистике решен ряд задач, связанных с описание бесписьменных языков, с дешифровкой неизвестных письменно­стей методом внутренней реконструкции языковых систем, с изучением явлений духовной культуры. Формализм и математизация лингвистики методами структурализма создали предпо­сылки для применения теоретико-информационных подходов к языку, стихосложению, а вме­сте с тем и для создания "думающих" машин. Этим объясняется интерес кибернетиков и совре­менных программистов к структуралистским разработкам. К явлениям языка обращена и гер­меневтика - искусство и теория толкования текстов, смысл которых по тем или иным причинам неясен. Наиболее видные представители течения Г.Г.Гадамер, П.Риккер.

В центре внимания герменевтики - проблема ответа на вопрос: что значит понимание текста? Решение этого вопроса имеет особо важное значение для современных кибернетиче­ских, информационных систем. Г.Г.Гадамер, например, используя методы герменевтики, про­делал большую работу по исследованию античной философии и культуры, ПРикер применил герменевтику для исследования литературных произведений. Таким образом в работах структу­ралистов и представителей герменевтики отчетливо просматривается поворот в логико-лингвистических разработках к гуманитарной проблематике.

Литература


2669645676081648.html
2669694397810691.html
    PR.RU™